Описание соловья обыкновенного Бутурлина

Главная

птицы :

зяблик
зелёный дятел
южный соловей
волнистый попугай
совиный попугай
сорока
соловей обыкновенный
снегирь
сизая чайка
серая ворона
серая цапля
рыжая цапля
попугай корелла
пингвин адели
певчий дрозд
орёл боец
лебедь-трубач
колибри
хохлатый жаворонок
грач
глухарь
дятел
дрозд чёрный
египетский гусь
деревенская ласточка
чёрный лебедь
чёрнобровый альбатрос
алмазный фазан

Статьи:
размножение птиц
строение птиц

Друзья сайта:
уход за кожей лица
битва экстрасенсов
конец света
продажа стеллажей

карта сайта

Класс - птицы Отряд - воробьинообразные Семейство - дроздовые

Обыкновенный соловей — Luscinia luscinia

Пение соловья знакомо чуть ли не каждому. До появления радиоприемников и магнитофонов редкий трактир, постоялый двор или купеческий дом обходились без клетки с соловьем. В то время хорошо поющий соловей стоил огромных денег. Некоторые знатоки могли по голосу мгновенно определить, из какой губернии доставлена птица. В начале XX века дороже всего ценились курские соловьи, сейчас лучшими считаются рязанские и тульские. Впрочем, талантливого певца можно встретить в любом месте, где водятся соловьи, даже в черте Москвы. А вот если показать самую птичку и сказать — “это соловей”, то обычно слышишь возгласы недоверия: “Как, неужели эта невзрачная птичка — наш лучший, знаменитый певец?” Происходит это оттого, что в природе соловьи держатся очень скрытно, в густой чаще кустарников и травы, среди сырых, топких мест, где выследить и наблюдать их нелегко. При встречах же соловья можно принять за какую-нибудь камышевку или за одну из очень схожих между собой тускло окрашенных самок мелких насекомоядных птичек. Но если быть внимательнее и знать повадки и облик дроздовых птиц, то в этой коричневато-бурой сверху, сероватой снизу птичке с рыжеватым хвостом и большими темными глазами нетрудно узнать соловья.

Повадки соловья очень характерны. Как и зарянка, он держится высоко на тонких расставленных ножках, опустив .крылья и приподняв хвост. Дергая им, он порывисто кланяется и издает тихий и очень низкий, точно рокочущий позыв, вроде “ррр...”, или же протяжный и чистый свист (однотонный, без повышения или понижения на конце). Все эти признаки, вместе с характерным местом обитания, позволяют узнавать соловья и без песни.

А пение этой птицы — это целая “наука” для знатоков голосов пернатых. В прежнее время, когда сильнее была развита “соловьиная охота”, то есть выслушивание певцов в природе и содержание их в клетке, были замечательные знатоки соловьиного пения, разбиравшиеся во всех тонкостях различных строф (колен) и оттенков песни того или иного певца.

И. С. Тургенев в рассказе “О соловьях” словами простого птицелова-любителя очень метко и точно описал песню этого замечательного певца. “Соловьи у нас дрянные: поют дурно, понять ничего нельзя, все колена мешают, трещат, спешат. А то вот еще у них самая гадкая есть штука: сделают этак: “тру” и вдруг: “ви!” — этак взвизгнет, словно в воду окунется. Это самая гадкая штука. Плюнешь и пойдешь. Даже досадно станет.

Хороший соловей должен петь разборчиво и не мешать колена. А колена вот какие бывают.

Первое: пульканье — этак — “пуль-пуль-пуль-пуль...”.

Второе: клыканье — “клы-клы-клы”, как желна (дятел).

Третье: дробь — выходит примерно, как по земле разом дробь рассыпать.

Четвертое: раскат — “трррррр...”.

Пятое: пленьканье — почти понять можно: “плень-плень-пленъ...”.

Шестое: лешева дудка — этак протяжно: “го-го-го-го-го”, а там коротко: “ту!”.

Седьмое: кукушкин перелет — самое редкое колено. Кукушка, когда полетит, таким манером кричит. Сильный такой, звонкий свист.

Восьмое: гусачек — “га-га-га-га...” У малоархангельских соловьев хорошо это колено выходит.

Девятое: юлиная стукотня — как юла (есть птица, на жаворонка похожа) или как вот органчики бывают — этакий круглый свист: “фюиюи-юиюи...”.

Десятое: почин — этак: “тии-вить”, нежно, малиновкой. Это по-настоящему не колено, а соловьи обыкновенно так начинают.

У хорошего нотного соловья еще вот как бывает: начнет “тиивить”, а там “тук”. Это оттолочкой называется. Потом опять — “тии-вить... тук-тук”. Два раза оттолочка и в полудара, этак лучше. В третий раз: “тии-вить”, да как рассыплет вдруг, сукин сын, дробью или раскатом — едва на ногах устоишь, обожжет. У хорошего соловья каждое колено длинно выходит, отчетливо, сильно; чем отчетливей, тем длинней. Дурной спешит: сделал колено, оттрубил, скорее другое — и смешался...”.

Д. Н. Кайгородов, много наблюдавший эту птицу, приводит в своем описании соловья запись 12 колен песни, которые повторялись и перестанавливались в различном порядке. Знатоки соловьев отлично разбирались даже в местных особенностях песни. Недаром славились курские соловьи, ценившиеся втридорога.

Один из замечательных охотников-любителей, И. К. Шамон, в своих воспоминаниях о соловьях рассказывает: “Наши (московские) соловьи отлично кричали лягушками, тремя песнями — кваканье, дудка, вроде червяковой россыпи, и гремушка — волчковой дудкой и раскатом (волчок-поползень). Раскат исполнялся не глухо вниз, но сильно и длинно. Кроме этих местных соловьев, встречавшихся у нас в окрестных лесах и садах, в конце 20-х годов были новосельские (тульские) соловьи, прекрасно кричавшие стукотнями и кукушкиным перелетом; малоархангельские, с хорошей песнью “гусачек” — “га-га-га-га”. Но лучшими были привозные из южных губерний, курские и черниговские... Курская, каменовская птица удивляла своими дробями и привлекала к себе весь тогдашний охотничий мир. Их было девять манеров; особенно выдавались дроби “в оборот”. Из дробей замечательна “зеленухой” (лесной канарейкой), затем “тревога” (вроде барабана), желна, дудка, трелевая, стукотня, свист, клыканье, кукушкин перелет. Бердичевские соловьи кричали всеми дудками: польской, дешевой, водопойной, лягушечьей. Кроме того, кричали журавликом (“курлы”). Польские отличались своей типичной песней — трелевой дудкой, кричали и другими дудками и дробями, также стукотнями; выдавалась “овсяночная”. Относительно польского соловья надо заметить, что это совсем особенный сорт соловья. Его “ход” и самые песни резко отличаются от всех других (светлая дудка, стукотня, катушка, подъемный свист), хотя при этом он и кричит общими с другими песнями. В половине прошлого столетия очень ценились еще так называемые “свистовые” соловьи, тоже с большим разнообразием колен.

Читатель, может быть, спросит, почему меняются голоса соловьев в средней полосе и на юге. Вероятной причиной этому, кажется, изменение местности, где держатся птицы, находя себе подходящие условия жизни, вырубка или расчистка леса, особенно уничтожение кустарников и вообще мелких зарослей среди леса, причем птица или выпугивается, или население ее уменьшается, а при этом у нее уменьшаются и средства выработки песни, так как полнота песни каждой отдельной птицы зависит от общего хора в данной местности.

Из приведенных выдержек видно, до каких тонкостей изучения голоса доходили знатоки соловьиного пения. Их можно сравнить лишь с любителями-кенароводами. Но разнообразные напевы домашней канарейки искусственны, у соловья же мы имеем природные способности птицы и к подражанию и к звукосочетанию.

Распространение соловья очень широко. Восточный соловей гнездится почти по всей Европейской части России, к югу до Крыма и Кавказа, а в Сибири — до верховьев Енисея и до Алтая. На запад он распространен в Прибалтийских странах, Польше и восточной Германии.

Более мелкий и рыжеватый западной соловей (другой, близкий вид) гнездится в Южной и Центральной Европе, Малой Азии, а в пределах России — на Украине (в западной ее части). В Закавказье и Казахстане встречаются еще два подвида западных соловьев — персидский и африканский.

Весной соловьи прилетают не рано — когда спадет полая вода и появится зелень на кустарниках. Самцы прилетают несколько раньше самок. В Московской области первая песня соловья слышится с 10 мая (среднее за 33 года). Во второй половине мая, если нет возврата холодов, он поет уже полным голосом все ночи напролет и даже днем.

Излюбленные гнездовые места соловья по берегам маленьких речек замечательно живо описывает С. Т. Аксаков в своих “Записках ружейного охотника Оренбургской губернии”: “Там редко встретишь вяз, дуб или осокорь, там растет березняк, осинник, ольха. Там, кроме черемухи и рябины, много всяких кустов: калины, жимолости, боярышника, тальника, смородины и других. Многие деревья и предпочтительно таловые кусты пронизаны, протканы и живописно обвиты до самого верха цепкими побегами дикого хмеля и обвешаны сначала его зелеными листьями, а потом палевыми, золотыми шишками, внутри которых таятся мелкие круглые, горькие на вкус хмелевые семена. Множество соловьев, варакушек и всяких певчих птичек живет в зеленых, густо растущих кустах такой уремы. Соловьи заглушают всех. День и ночь не умолкают их свисты и раскаты”.

Гнездо устраивается очень рыхло на земле, среди корней кустарника или в зарослях густой травы. Очень редко гнезда бывают на нижних ветвях. В материале, кроме стебельков и соломинок, много сухих листьев, устилающих густым слоем землю и вокруг гнезда. Внутренняя выстилка делается мягче, иногда волосом или шерстью. Яички, длиной около 22-23 миллиметров, замечательны своей темно-коричневой окраской, очень незаметной среди сухих листьев. Насиживает одна самка, а самец ее кормит и охраняет гнездовой участок от вторжения соседей. К вылуплению птенцов пение его слабеет, и все силы идут на выкармливание выводка. В средней полосе соловьи умолкают в начале июля.

В питании соловья много общего с зарянкой. Он также кормится понизу, собирая мелкую ползающую добычу (жуков, гусениц, слизней) среди прелой листвы и на нижних ветвях кустарников. Но соловей держится спокойнее зарянки. Его движения как бы обдуманны, он прыгает большими прыжками, часто останавливаясь и осматриваясь по сторонам. Птенцы соловья такие же пестрые, как у зарянки и горихвостки. Соловьи гнездятся один раз в лето, и поэтому старые дольше держатся вместе с выводком. В конце июля начинается линька, а к началу сентября (в средней полосе) птицы уже исчезают. Отлет происходит очень незаметно.

Copyright © 2008 При использовании материалов обязательна активная ссылка на сайт птицы россии и мира